ГП “Таврида”: производственная шизофрения

Полиграфистам с ГП “Таврида” навязывают раздвоение сознания: два дня в неделю они работают в качестве наемных работников, а остальные рабочие дни – в качестве подрядчиков

Виталий ДУДИН, Ольга АНОШКИНА, “Левая оппозиция”

Визитной карточкой ГП "Таврида стала прибыльность предприятия и безправие работников"

Сокрытие трудовых отношений стало привычной чертой украинской действительности. Однако ситуация на государственном предприятии «Издательство и типография «Таврида» вызывает особое внимание: администрация заставила работников перейти на двухдневную рабочую неделю, а в остальные дни они могут работать на условиях гражданско-правового соглашения, «превращаясь» в «исполнителей». Фактически работникам предложили, как говорится, несколько дней работать на «дядю», а несколько — на себя любимых. Но вжившись в шкуру капиталиста, рабочие не получили заоблачные прибыли, а лишь понесли риски. Представителям “Левой оппозиции” удалось связаться с работниками и получить от них все необходимые документы.

Хронология событий

С сентября 2011 года крупнейшее полиграфическое предприятие Крыма — ГП «Издательство и типография «Таврида» — приказами директора перевели на двухдневную рабочую неделю. Переход на неполное рабочее время произошел с нарушением целого ряда статей КЗоТ.

Согласно ст.32 КЗоТ Украины, в связи с изменениями в организации производства и труда допускается изменение существенных условий труда — при условии предупреждения работника не позднее чем за два месяца. Что могло выступать такими изменениями в организации производства? Постановление Пленума Верховного Суда Украины от 6 ноября 1992 «О практике рассмотрения судами трудовых споров», такими изменениями может быть рационализация рабочих мест, введение новых форм организации труда, внедрение передовых методов, технологий и др. В данном же случае ничего подобного не имело места. Кроме того, согласно ст. 32 КЗоТ Украины, об изменении существенных условий труда работник должен быть уведомлен не позднее чем за два месяца. С приказами о неполной рабочей неделе работники были ознакомлены, но письменного согласия на продление работать в новых условиях не давали.

Профсоюзный комитет первичной профсоюзной организации ГП «Таврида» не предоставил согласия на переход на неполную рабочую неделю, что, в частности, подтверждается выпиской из протокола № 43 от 12.11.2012 г.

С июля 2012 года начал реализовываться следующий этап хитрого плана — директор заставлял работников подписывать гражданско-правовые соглашения, по которым скрывались трудовые отношения.

С ноября 2012 работникам прекратили выплачивать заработную плату по гражданско-правовому соглашению, выплачивая лишь мизерную плату по трудовому договору (за «двухдневку»). Это, по нашему мнению, стало прямым следствием заключения гражданско-правового соглашения.

“Вмешательство” Госинспекции труда

Государственная иснпекция по труду снимает с себя ответственность за ситуацию и в своей формальной отписке фактически признает, что работники сами согласились работать по гражданско-правовым соглашениям. Они написали, что по их просьбе работники не предоставили объяснений, готовы ли они работать в новых условиях, а сама инспекция не наделена правом проводить оперативно-следственных мероприятий с целью установления факта давления на работников. Директор Андрей Литваков якобы не предоставил инспекторам образцы гражданско-правовых договоров, а к компетенции инспекции, оказывается, и не относится контроль за содержанием гражданско-правовых договоров… Никоим образом добиваться справедливости путем обращения к компетентным органам инспекторы не собирались. Конечно, такая позиция инспекции труда отличается от той миссии, которую они якобы должны выполнять согласно рекомендациям Международной организации труда. Интересно, что эти рекомендации приводятся даже на сайте одного из территориальных управлений инспекции:

“Инспекторы труда должны стать экспертами в отличия самозанятости от зависимой занятости и разбираться в основных формах маскировки трудовых правоотношений в гражданско-правовой договор или двусторонних трудовых правоотношений в фиктивные трехсторонние”.

Конечно, им куда удобнее прятаться за ограниченной компетенцией и самоустраняться от проблемы.

“Подневольно-правовая сделка”

С работниками заключено «трудовое соглашение», которое по своей сути является договором подряда, предусмотренным Гражданским кодексом Украины. Как известно, защита граждан, работающих по гражданско-правовым договорам значительно ниже, чем “обычных” наемных работников. При выполнении работ по гражданско-правовым соглашением многочисленные льготы и гарантии работникам не предусмотрены.

1. Больше всего работников пугает то, что расчет по гражданско-правовым договорам производится крайне непрозрачно. Договор не предусматривает размера вознаграждения за выполненную работу (сумма указывается каждый раз в акте выполненных работ), а также говорится, что заказчик поручает работу “по мере необходимости”, то есть характер отношений абсолютно нестабильный. Заключение договора сроком на полгода отнюдь не гарантирует, что в течение этого времени работники будут регулярно получать работу. Более того, оплата происходит в течение трех месяцев (!) с момента окончания работ, а за задержку выплаты работодателя нельзя привлечь ни к административной, ни к уголовной ответственности. Более того, согласно статье 840 ГКУ, “подрядчик несет ответственность за ненадлежащее выполнение работы, вызванное недостатками материала, предоставленного заказчиком, если не докажет, что эти недостатки не могли быть им обнаружены при надлежащем приеме материала”. Это означает, что работодатель сможет не принять результат работ, пока работник не докажет, что недостаток материала возник не по его вине. Все эти особенности в конце концов нивелировали обязанность собственника оплачивать труд.

2. Если работник получит травму на производстве в дни работы по гражданско-правовому договору, то эту травму нельзя будет признана производственной. Также работники не имеют права на «больничный».

3. Владелец может злоупотреблять фактом заключения одновременно различных договоров. К работникам, когда это выгодно работодателю, применяются санкции, разрешены только трудовым законодательством: например, их могут привлечь к дисциплинарной ответственности. Так, относительно работницы Людмилы Тутовой 5 марта 2013 был составлен акт о нарушении трудовой дисциплины. Работников могут шантажировать расторжением гражданско-правового договора через мелкие недостатки в их работе — ведь для этого фактически не нужно никаких формальных оснований (достаточно лишь предупредить о намерении расторгнуть договор). Таким образом, работники несут риски, предусмотренные как трудовым, так и гражданско-правовым договорам.

4. На работника возлагается полная материальная ответственность за ущерб, причиненный оборудованию работодателя. На него не распространяется гарантия об ограничении материального ущерба размером среднего месячного заработка.

5. Не регламентируется право на отдых в течение рабочего дня и не ограничивается продолжительность рабочего дня.

6. На работников в дни, когда их работа регламентируется гражданско-правовому договору, не распространяются привилегии, предусмотренные коллективным трудовым договором.

7. Простой не по вине работника не будет оплачиваться. Не подлежит оплате и продукция, оказавшейся браком не по вине работника.

8. Теоретически может возникнуть ситуация, когда работник пойдет в отпуск согласно трудового договора, но от него потребуется выполнение обязанностей по гражданско-правовому договору.

9. Работники не могут рассчитывать на защиту Государственной инспекции по труду, когда их элементарные права нарушаются во время работы по гражданско-правовому договору. Также работники не могут рассчитывать на эффективную защиту профсоюзов.

Плохо скрываемые трудовые отношения

Представляется множество оснований, позволяющих требовать работникам заключения трудовых договоров вместо гражданско-правовых. Законодательство Украины устанавливает презумпцию заключения трудовых договоров: любые отношения в сфере труда должны регулироваться согласно трудового законодательства. Если же трудовой договор заменяется гражданско-правовым, то владелец должен обосновать это. «При наличии признаков, присущих именно для трудовых отношений, заключается трудовой договор», — говорится в письме Министерства труда и социальной политики Украины «Относительно трудовых соглашений».

Основным признаком, отличающим подрядные отношения от трудовых, является то, что трудовым законодательством регулируется процесс трудовой деятельности, ее организация. По гражданско-правовому договору процесс организации трудовой деятельности остается за его пределами, целью договора является получение определенного материального результата. По целому ряду признаков этот договор регулирует раз процесс организации труда.

1. Работники ГП «Таврида» подлежат правилам внутреннего трудового распорядка, они обязаны выполнять работы исключительно в оговоренное время, тогда как гражданско-правовой договор не требует от “поставщика услуг” выполнять работы в определенное время и появляться на территории предприятия.

2. Примерно половина работников переплетного цеха были допущены к работе в январе 2013 года, хотя договоры с ними не были заключены. Согласно КЗоТ, допуск к работе без наличия заключенного трудового договора означает существование трудовых отношений. Эту позицию подтверждает Пленум Верховного Суда Украины в постановлении «О практике рассмотрения судами трудовых споров»: фактический допуск к работе считается заключением трудового договора независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен, если работа проводилась по распоряжению или с ведома работодателя.

3. Характер услуг, выполняемый работниками по гражданско-правовому соглашению, полностью соответствует характеру услуг, которые они выполняют по трудовому договору в другие дни. То есть, по гражданско-правовому договору они выполняют определенные штатным расписанием функциональные обязанности и соответствуют предусмотренной штатным расписанием квалификации, что характерно для трудового договора.

4. Работники выполняют работу на материалах и оборудовании заказчика. Кстати, в этой части гражданско-правовой договор воспроизводит положения трудового договора. Ведь «классический» гражданско-правовой договор должен предусматривать нормы расхода материала, сроки возврата его остатка и основных отходов (статья 840 ГКУ).

5. От работника требуется выполнять работу по четкой указанному адресу: «г.Симферополь, вул.Ген.Васильева, 44». Это означает, что у работников есть рабочее место. Кроме этого, руководство ГП “Таврида” в некоторые периоды требовало от работников работать ежедневно, т.е. систематически. Это также означает наличие трудовых отношений, согласно письма Контрольно-ревизионного управления “О трудовых договорах”.

6. “Работнику создаются все условия труда, необходимые для выполнения определенных договором работ”, – такие признаки трудового договора указаны в упомянутом письме КРУ. А согласно условиям гражданско-правового соглашения с ГП «Таврида», “заказчик” обеспечивает “исполнителя” “всем необходимым” для выполнения работ. Государственная налоговая администрация Украины в телеграмме «О разъяснении пункта 1.8 Закона «О налоге с доходов физических лиц» считает, что «исполнителя» можно приравнять к наемному работнику, если он выполняет работу, безвозмездно используя средства производства «заказчика».

7. Согласно пункту 2.1. “Исполнитель” обязуется выполнять работу с соблюдением норм охраны труда, санитарных норм и техники безопасности. Согласно Закону Украины “Об охране труда”, охрана труда – это система мероприятий и средств, направленных на сохранение жизни, здоровья и трудоспособности человека в процессе трудовой деятельности. Кроме этого, статья 14 данного закона возлагает обязанность придерживаться этих норм именно от “работника”, как субъекта трудовых отношений. Согласно статье 29 КЗоТ, работодатель должен проинструктировать работника по технике безопасности, производственной санитарии, гигиене труда и противопожарной охраны. ГКУ не содержит положений, которые бы обязывали работника соблюдать нормы охраны труда, а работодателя — проводить соответствующий инструктаж.

Требования

По мнению активистов “Левой оппозиции”, снять напряжение и исправить ситуацию могло бы выполнение следующих требований:

1. Отмена незаконных приказов об установлении неполной рабочей недели.

2. Признание существующих отношений по выполнению работ в интересах ГП “Издательство и типография “Таврида” трудовыми отношениями и заключение полноценных трудовых договоров с пятидневной рабочей неделей.

3. Выплата долгов по заработной плате работникам.

4. Внесение изменений в коллективный договор, которые установили нижний предел неполного рабочего времени, который может быть установлен по инициативе владельца, а также запрет нанимать работников по гражданско-правовым договорам, если есть возможность нанять работников по трудовым договорам.

Мы призываем всех неравнодушных граждан распространять информацию о махинациях руководства ГП “Таврида”. Со своей стороны постараемся помогать работникам в восстановлении их прав во всех формах – от информационной поддержки до судебной защиты.

УКРАЇНСЬКОЮ: http://gaslo.info/?p=3461

 

 

 

 

 

Comments
One Response to “ГП “Таврида”: производственная шизофрения”
Trackbacks
Check out what others are saying...


Leave A Comment

НАША КНОПКА

ГАСЛО: Головний аналітичний сайт