СЕРГЕЙ ИЩЕНКО: «Исторический ревизионизм» и гримасы одесского либерализма

Подлость «ревизионистов» не в том, что они рассказывают о жестокостях войны. Они гнусны потому, что пытаются убедить нас: нет разницы между фашистами и теми, кто им противостоял

Аккурат накануне дня освобождения Одессы от немецко-фашистских захватчиков некий проект «Украинская трибуна» сделал весьма специфический подарок ветеранам – 9 апреля в пресс-центре «Паритет» состоялся круглый стол на тему «Правда истории. Неизвестные страницы Второй мировой войны». Его участники, совершенно в духе так называемого «исторического ревизионизма», пытались если не оправдать гитлеровскую армию, то уж во всяком случае облить говном армию советскую. Речь шла, в первую очередь, о «зверствах советских солдат» по отношению к мирному населению Германии в 1945 году. Какие только эпитеты не применялись по отношению к бойцам Красной Армии – «ужасные и нечеловеческие случаи расправ», «советские военные преступники», «большевистские головорезы»… А один из участников сказал буквально следующее: «Немецкие воины уже сражались не за бесноватого фюрера и нацистскую партию, а за свои дома, детей, жён, родителей. Они получили смысл самоотверженной и героической борьбы. Они уже воевали за выживание своего народа». Вот так – от знака равенства между сталинским и гитлеровским режимами украинские «ревизионисты» практически перешли к откровенному воспеванию гитлеровского вермахта…

Впрочем, удивляться тут нечему. Если знать, кто именно организовывал круглый стол в «Паритете». Загадочный проект «Украинская трибуна», как оказалось, является продолжением так называемого «Украинского народного университета», основанного в позапрошлом году местной организацией ультраправой партии «Свобода» при поддержке общества «Просвіта» и националистически настроенных преподавателей одесских вузов. Среди своих главных постулатов «Украинская трибуна» выделяет такие замечательные моменты, как «консерватизм как основа развития нации», «украинская элита как основа украинского народа», «отрицание модных федералистских, мультикультурных теорий», «нациоцентризм в трактовке событий украинской истории и современности».

Соответственный подобрался и состав участников круглого стола: руководитель местной «Просвіти» и по совместительству – член «Свободы» Александр Степанченко, лидер городской парторганизации «Свободы» Андрей Маляс, председатель одесской «Студенческой Свободы» Константин Василец, историк-националист, бывший член УНА-УНСО Сергей Боган и тому подобные персонажи. В целом, публика характерная для подобного рода сборищ.

Хотя не вся. Во всяком случае, один из участников «ревизионистского» круглого стола вызвал у людей знающих искреннее удивление. Речь идёт о Леониде Штекеле, видном одесском журналисте, считающемся чуть ли не гуру одесского либерализма. Леонид Исаакович мало того, что пришёл на круглый стол, организованный ультраправыми. Его выступление практически неотличимо от заявлений деятелей из «Свободы». «Когда я вижу ряженых, изображающих «оборону» или «освобождение» Одессы, то меня начинает тошнить. Почему эти ряженые не изображают расстрелы людей заградотрядами, мародёрства, беспредел советских офицеров?», вопрошал он. «Если кто-то думает, что советские войска входили в Одессу иначе, чем в города Германии, то они очень ошибаются. Мародёрства, многочисленные расстрелы тех, кто оказывал сопротивление, зверства относительно женщин, беспредел офицеров – всё это было в Одессе».

Не скроем - за Красной Армией тоже тянется шлейф военных преступлений. Но, все же, в советской идеологии вы не найдете им оправданий

Мда… Комментарии тут, по-моему, излишни. Но как же ж так получилось, что уважаемый либерал, неоднократно критиковавший киевские и одесские власти за недостаточный демократизм, оказался в едином строю с фашистами? Причина одна – антикоммунизм. Не неприятие сталинского режима, а именно антикоммунизм. Ненависть ко всему левому и красному. Ну или чёрному – вот здесь, например, господин Штекель утверждает, что, мол, правильно делает греческая полиция, разгоняя демонстрации анархистов. «Перед нами один из способов борьбы с демократией тоталитарными группами… Греческие анархисты, если бы, упаси Бог, они получили бы власть, пролили бы даже не реки, а океаны крови»… Поняли, товарищи анархисты, вы – тоталитарная группа… В этом же материале можно почитать замечательные рассуждения господина Штекеля о том, что «одной из основ нынешнего терроризма является ооновская Декларация прав человека» (!). А вот тут Леонид Исаакович, хотя и журит слишком увлекающихся апологетов военных диктатур, всё же не может удержаться, чтобы не сказать пару тёплых слов об Августо Пиночете. Оказывается, «даже в самые суровые дни подавления левого путча после сентябрьского переворота, очень многие политические свободы в стране были сохранены, прежде всего, свобода слова. Ограничена была лишь свобода крайних радикалов, прокубинской и просоветской ориентации». Интересно, что бы сказала по поводу пиночетовской «свободы слова» Камелия Солер, аполитичная журналистка, застреленная полицейским только потому, что в её библиотеке нашли книгу на французском языке, называвшуюся «Кубизм» – ежу же понятно, что кубизм – это про Кубу…

Интересно во всей этой истории то, что там, в Европах и Америках, большинство тех, кто называет себя «либералами», участвуют вместе с левыми в антифашистских демонстрациях. У нас же всё наоборот – либералы прекрасно себя чувствуют среди фашистов. И Штекель тут не одинок – возьмём того же Арсения Яценюка, не видящего ничего зазорного в участии в совместном оппозиционном блоке со «Свободой». Да, режим Януковича омерзителен, антинароден и антидемократичен. И чем скорее он канет в Лету, тем лучше. Но разве можно «бороться за демократию» вместе с фашистами, с теми, для кого само слово «демократия» является ругательством? На этот вопрос господа «либералы» предпочитают не отвечать.

И последнее. На счёт преступлений советских солдат. Не надо думать, что их не было. Были. Всё было. И расправы над военнопленными, и насилие над мирными жителями. Нет смысла скрывать этого. И не нужно это оправдывать. Тем более бессмысленно искать корни этих преступлений в советской идеологии. Свои скелеты в шкафу есть у всех участников той войны. В конечном итоге, война сама по себе является преступлением. Подлость «ревизионистов» не в том, что они рассказывают о жестокостях войны. Они гнусны потому, что пытаются убедить нас: нет разницы между фашистами и теми, кто им противостоял. Российский журналист и социальный активист Евгений Бузев писал, по другому поводу, но в тему: «Когда где-то измеряют черепа, ставят опыты на людях, объявляют целые расы подлежащими уничтожению, то я вижу разницу вот этого и со сталинским СССР и даже с буржуазными демократиями. Более того, я абсолютно уверен, что если бы победил Гитлер то те, кто пишут сегодня про «отсутствие разницы», очень бы ее хорошо ощутили. Хотя бы по факту своей национальной принадлежности. Которую можно отрицать, да вот победители бы ее отрицать ни в коем случае не стали». Подумайте над этим, господин Штекель…

И ещё. Известный факт – когда американские солдаты освободили Дахау и увидели, что там творилось, они без приказов командиров, без суда и следствия, расстреляли охранников-эсесовцев. Не гуманно? Однозначно. Военное преступление? Возможно. Но вот только почему-то не могу я осуждать этих людей за их поступок…

Leave A Comment

НАША КНОПКА

ГАСЛО: Головний аналітичний сайт