«Пять звёзд» против традиционной политики

Италия страдает от неолиберализма, но “главным успехом выборов” стал отнюдь не результат левых

Сергей Ищенко, “Левая оппозиция”

В прошлые воскресенье и понедельник итальянцы выбирали свой парламент. Результаты их волеизъявления, пишет влиятельный социалистический журнал International Viewpoint, противоречат всем прогнозам и ожиданиям. На первый взгляд кажется, что вслед за Францией ещё в одной европейской стране победили социал-демократы. И действительно, пальму первенства завоевала коалиция Пьера-Луиджи Берсани «Италия. Общее дело» – её представители займут 340 кресел в палате депутатов. Но не всё так однозначно: в сенате левоцентристы получили на 3 места меньше, чем их правые визави, да и вообще сторонники Берсани явно рассчитывали на большее. С другой стороны, поражение потерпел центристский проект премьер-министра Марио Монти, на который делали ставку Евросоюз и Европейский центральный банк. Главной же сенсацией итальянских выборов стал настоящий прорыв популистского движения, возглавляемого известным актёром-комиком Беппе Грилло. Новая политическая сила, шумно декларирующая свой радикально-антисистемный характер, получила 108 мест в палате депутатов и 54 в сенате. Политическая карта Италии стремительно меняется. «То, что мы наблюдаем», резюмирует International Viewpoint, «это, возможно, смертельный удар по политической системе, установившейся в так называемой «второй республике» – переходов власти от правого центра к левому центру – неизменной на протяжении последних двадцати лет».

Что же происходит в Италии и почему? Попробуем разобраться. Нынешние выборы – внеочередные, они были назначены после того, как правое крыло парламента, возглавляемое неунывающим Сильвио Берлускони, отказало в поддержке правительству Марио Монти. В свою очередь, кабинет Монти, состоявший не из партийных политиков, но из «специалистов» и «технократов», обязан своим появлением на свет протестной волне 2011 года, которая смела предыдущее правительство во главе с всё тем же Берлускони. Монти получил в наследство страну, раздираемую финансовым кризисом и сотрясаемую взрывами социального протеста. Соответственно, его первой задачей стало принятие антикризисных мер. В Брюсселе считают, что с этой задачей он вполне справился. Европейские чиновники и банкиры не скупились на похвалы в адрес «Супер-Марио», как прозвали нового премьера журналисты. Но вот у самих итальянцев немного другая точка зрения. И не удивительно – ведь борьба с кризисом в Италии, как, впрочем, и в других странах Евросоюза, ведётся за счёт жизненного уровня трудящихся. Рецепты «технократа» Монти – всё те же, что и у идейных неолибералов: «жёсткая экономия», сокращение государственных расходов на социальные нужды, увеличение пенсионного возраста до 66 лет, изменения в трудовом кодексе, которые, по мнению председателя профсоюзной федерации CGIL Сусанны Камуссо, призваны облегчить для работодателя процедуру увольнения рабочих. Всё это совсем не радует простых итальянцев. «Мы все хотим получать льготы, когда мы учимся, а после учёбы иметь гарантированную работу. Так уж все мы устроены, и нас могут представлять только такие же люди, как мы сами», рассказала корреспонденту агентства Рейтер жительница Палермо Лучиана Ли Мандри.

Что самое интересное, меры «жёсткой экономии», проводимые правительством «специалистов», так и не смогли преодолеть последствия кризиса. Политолог Фабио Либерти констатирует: «Экономика в целом переживает спад, рынок находится под давлением кризиса, государственный долг достиг огромного размера и непременно нуждается в реформировании». В 2012 году валовой национальный продукт в стране сократился на 2,4%, а падение промышленного производства достигло 7,6% – рекорд, между прочим, для стран ЕС! Безработица составляет более 11%, работы не имеет почти треть молодых итальянцев, особенно остро эта проблема стоит на Юге, всегда считавшемся более экономически слабым регионом. «Происходит последовательное обнищание» населения, утверждает Ф. Либерти. Социологические исследования показали, что за последние несколько лет многие граждане Италии вынуждены были отказаться от привычного образа жизни и потуже затянуть пояса – всё из-за социальной политики сменявших друг друга правительств. Не мудрено, что недовольство существующим социально-экономическим положением охватило самые широкие слои населения.

Самым интересным среди участников левоцентристской коалиции является партия «Левые – экология - свобода»

Именно на этом недовольстве и пыталась сыграть левоцентристская коалиция Берсани, надеясь повторить успех Франсуа Олланда на президентских выборах в соседней Франции. «Общему делу» практически все политологи предвещали безоговорочную победу. Главную роль в левоцентристской коалиции играет Демократическая партия (ДП), ведущая свою родословную, как это ни удивительно, от… итальянской компартии. Самая мощная в капиталистической Европе коммунистическая партия в 1991 году отказалась от своей исторической традиции, сменила название на «Левых демократов» и присоединилась к Социалистическому Интернационалу. Позже «Левые демократы» слились с либеральным блоком «Маргаритка», положив, таким образом, начало нынешней Демократической партии. ДП сложно назвать классической левой партией. Она, конечно же, критикует экономическую политику правых, требует больше «зелёного» и социального в экономике, более справедливого налогообложения. Вместе с тем, демократы полностью солидаризуются с антикризисным курсом Евросоюза и не намерены проводить каких-либо структурных реформ, способных затронуть основы капиталистической экономики. Союзниками ДП по «Общему делу» стала небольшая Итальянская социалистическая партия, либеральный «Демократический центр» и «Южно-тирольская народная партия», построенная по принципу catch-all и претендующая на голоса всех представителей немецкоязычного сообщества Северной Италии, независимо от политических взглядов. Самым же интересным среди участников левоцентристской коалиции является партия «Левые – экология – свобода», возглавляемая Ники Вендолой. В отличии от ДП, она придерживается строгого социал-демократического курса в классическом понимании, выступает категорически против сокращения социальных расходов, активно добивалась отказа от атомной энергетики, отстаивает гражданские права для иммигрантов и сексуальных меньшинств. Как видим, сторонники Вендолы занимают наиболее радикальные позиции среди участников «Общего дела».

Претендуя на роль главного выразителя народного недовольства, левоцентристская коалиция не сделала практически ничего, чтобы привлечь на свою сторону недовольных. «И демократы в целом, и их лидер провели достаточно скучную избирательную кампанию, в которой было немного инноваций», говорит французский политолог Марк Лазар. Берсани неоднократно намекал, что не исключает возможности блокирования в новом парламенте со сторонниками премьер-министра Монти. Стремясь заручиться поддержкой Брюсселя, ДП подчёркивала, что в случае победы будет проводить антикризисную политику, согласованную с европейскими институтами. Видимо, именно поэтому итальянцы и не поверили в «Общее дело» как альтернативу правительственному курсу. Не зря International Viewpoint называет демократов «самыми большими неудачниками этих выборов». Результат левого центра заметно ухудшился по сравнению с прошлой парламентской гонкой 2008 года: например, на выборах в сенат демократы потеряли более 2,5 миллионов голосов! Не добавили популярности оппозиционерам и многочисленные коррупционные скандалы, сотрясавшие страну на разных уровнях, в которых демократы оказались замешаны ничуть не меньше, чем их правые визави. Например, в последние недели избирательной кампании в центре очередного скандала оказался банк «Монте деи Паски ди Сиена», руководители которого традиционно связаны с ДП. Многие потенциальные избиратели левоцентристского блока проголосовали ногами: процент уклонившихся от участия в выборах оказался весьма впечатляющим. Не пришли на избирательные участки 25% избирателей, то есть 10,8 миллионов человек – это на 5% больше, чем на прошлых выборах. И этих людей вполне можно понять. «Я не уверен, что правительство, которое будет сформировано после выборов, будет в состоянии решить наши проблемы», говорит в интервью агентству Рейтер Аттилио Бьянчетти из Милана.

Значительная часть избирателей левоцентристов перешла в лагерь сторонников известного комика

Значительная часть избирателей демократов ушла к «Движению пяти звёзд» (ДПЗ), новой популистской партии, созданной комедийным актёром Беппе Грилло. ДПЗ не относит себя ни к левым, ни к правым. Как и полагается классическим популистам, движение вербует своих сторонников из всех слоёв населения. Особенно много их среди итальянской молодёжи, кстати, именно этим объясняется разница между процентами, полученными ДПЗ на выборах в палату депутатов и в сенат. Голосовать за сенаторов можно только с 25 лет, потому-то тут сторонники Грилло получили намного меньше мест. Также показательно, что поддержка ДПЗ практически одинаковая во всех регионах страны. «Пять звёзд» требуют покончить с коррупцией, сократить количество членов парламента и конституционного суда, внедрять принципы прямой демократии и решать важные вопросы на референдуме, защищать окружающую среду. Мелкому бизнесу Грилло обещает снизить налоги, а рабочим – сократить рабочую неделю до 20 часов и повысить минимальную зарплату. Партия резко критически настроена к Европейскому Союзу и с полным правом может считаться «евроскептической». Успех ДПЗ римская журналистка Мария Реккочи называет «главной сенсацией итальянских выборов», по мнению авторов International Viewpoint он «ошеломляет и несёт разрушительные последствия для традиционного политического равновесия системных партий».

Правые силы, сгруппировавшиеся вокруг Сильвио Берлускони, также выступали с критикой действующего правительства Монти, и также с популистских позиций. Ядро правоцентристской коалиции составляет партия одиозного олигарха «Народ свободы», возникшая в результате объединения право-популистского движения «Вперёд, Италия!» и наследников Муссолини из «Национального альянса». К ней присоединились «Братья Италии», партия пенсионеров и более мелкие правые группировки, а также Лига Севера.

Сторонники Берлускони и последователи Муссолини снова выступили вместе, но набрали меньше голосов

Последняя, разделяя радикалько-рыночные и неолиберальные взгляды Берлускони на экономику, в то же время считает, что богатая северная Италия кормит паразитирующий на ней нищий Юг, а поэтому неплохо бы и отделиться. Или, по крайней мере, превратить страну в федерацию (ничего не напоминает?). В вопросах расовых отношений и миграции позиция Лиги Севера ничем не отличается от неофашистской. Апеллируя к мелким собственникам, правые обещали снизить налоговое давление, отменить введённый правительством Монти налог на недвижимость, «восстановить экономические свободы». Активно использовалась антикоммунистическая и националистическая демагогия. Правая коалиция получила неплохие результаты в Ломбардии, Венеции и на Сицилии, в то же время количество проголосовавших на сторонников Берлускони значительно уменьшилось по сравнению с прошлыми выборами – почти на 5,5 миллионов! Ещё большие потери понесла Лига Севера: если в предыдущем составе палаты депутатов она имела 60 мест, теперь их осталось только 18.

Сокрушительное поражение потерпел действующий премьер Марио Монти и его блок «С Монти за Италию!». Претендуя на роль политического центра, альтернативы вечному противостоянию ДП и Берлускони, «Супер-Марио», тем не менее, собрал под своим крылом преимущественно правоцентристские, либерально-консервативные силы: партии «Гражданский выбор», «Союз центра», а также «Будущее и свобода» – последняя ещё совсем недавно считалась союзником Берлускони. Монти пользовался поддержкой значительной части крупного капитала, в частности, за него призывал голосовать президент «Феррари» Лука Кордеро ди Монтедземоло. Многочисленные обозреватели утверждают, что именно на центристов главную ставку сделала европейская бюрократия и финансовые институты. Но, как говорит Фабио Либерти, «иметь громадный престиж за рубежом, в Брюсселе – это одна вещь, а быть действующим политиком в Италии – иная». Избиратели припомнили Монти всё – меры «жёсткой экономии», сокращения социальных расходов, антирабочее законодательство, повышение налогов, безработицу и бессмысленные грандиозные общественные работы. Как результат – всего 45 мест в палате депутатов и 19 в сенате.

Снова за пределами парламента оказались левые политические силы. В 2008 году итальянские коммунисты впервые за послевоенную историю страны проиграли выборы: избиратель не простил им отступления от своих предвыборных обещаний и голосования за отправку итальянских военных в Афганистан. На этих выборах левые намеревались взять реванш. Партия коммунистического возрождения, Партия итальянских коммунистов, Федерация зелёных и партия «Италия ценностей» объединились в блок «Гражданская революция», выбрав в качестве фронтмэна популярного судью Антонио Ингройя, известного борца с мафией и коррупцией. Жёстко критикуя все основные системные партии, левые выступили против приватизации и неолиберализма, за активную социальную политику, новое «политическое пространство» и новую иммиграционную политику, потребовали отказа от ревизии Трудового кодекса. Тем не менее, «Гражданская революция» набрала всего лишь немного более 2% голосов и осталась вне парламентской политики. По мнению наблюдателей, избиратели коммунистов в большинстве своём ушли к Грилло и его «Движению пяти звёзд».

Каковы же основные итоги итальянских выборов? Итальянцы недовольны антикризисными мерами и неолиберальной политикой. Это факт. Но они не доверяют социал-демократам и не верят в левых, отдавая предпочтения популистским обещаниям. Формально победивший левый центр не имеет стойкого большинства, а значит – неизбежны новые переговоры, взаимные уступки и формирование коалиционного правительства. И демократы Берсани, и центристы Монти, и правые Берлускони не намерены отказываться от мер «жёсткой экономии», а значит – социальное напряжение будет расти. Однако итальянцы недвусмысленно заявили: их больше не устраивает биполярная партийная система, они хотят видеть на политической арене новых игроков.

Leave A Comment

НАША КНОПКА

ГАСЛО: Головний аналітичний сайт