СТОП-КАДР: «Сёстры Магдалины»

Евгений Феденко, “Левая оппозиция”,
специально для gaslo.info

Страна: Великобритания, Ирландия
Жанр: драма
Год выпуска: 2002
Продолжительность: 01:54:31
Перевод: Профессиональный (многоголосый, закадровый)
Субтитры: нет
Режиссер: Питер Муллан
Сценарий: Питер Муллан

… В начале 90-х ХХ века католическая церковь Ирландии решила поиграть на фондовой бирже. Компания, акции которой были куплены ею, разорилась, и чтобы покрыть убытки, церковь продала так называемый «приют святой Магдалины» в Дублине. На территории этого приюта находилось кладбище. По договору с новым хозяином – риэлтором – останки были перезахоронены. Однако позже, когда начались строительные работы на участке, были обнаружены 22 могилы, о которых монахини забыли. Причём забыли так сильно, что оказалось невозможным даже установить имена всех захороненных. С учётом этих 22 захоронений общее число могил на территории дублинского приюта святой Магдалины составило 155. Как выяснилось, в этих могилах были похоронены женщины, которые были заключены туда против своей воли и которые провели в стенах этого заведения всю жизнь.

С этого трагикомического инцидента начала постепенно извлекаться истина, в которую трудно поверить: оказывается, в течение ХХ века в Ирландии – демократической, казалось бы, стране, – существовала система рабского труда. И слово «рабского» – это не преувеличение. Вкратце суть дела заключается в следующем: в Ирландии вплоть до недавнего времени девушек и женщин можно было, по желанию их родственников, заключить в приюты Магдалины для того, чтобы спасти их от «греховной жизни» или же предотвратить таковую.

В приюты могли быть заключены:
1) женщины, которые родили не будучи замужними;
2) девушки, которые пока ещё не предались «греху», но в отношении которых имелось подозрение, что им это грозит;
3) девушки и женщины, осуждённые за мелкие преступления.

В общей сложности с 1922 г. до 1996 гг. через эту систему привития христианских ценностей прошло 30 тысяч женщин. В случае, если в «приют» помещалась женщина, родившая не будучи в браке, то у неё забирали ребёнка на усыновление. По заявлению кого-либо из совершеннолетних родственников мужского пола женщину/девушку можно было забрать из приюта. Некоторая часть «грешниц» сумела бежать. Но многие сотни всю жизнь провели в этих высокодуховных концлагерях.

На момент закрытия (25 сентября 1996 года) последнего приюта Магдалины в Дублине там работали 40 престарелых «кающихся», которые провели в этих стенах почти всю жизнь.

Заключенные девушки и женщины работали в прачечных. Рабочий день составлял 10 часов, в неделю был только один выходной – воскресенье; отпусков не было. Кроме рабского труда, заключенные подвергались систематическим психологическим издевательствам, а в случае неповиновения или побега – также и физическим наказаниям.

Журналистка Мэри Гордон (Mary Gordon) из «New York Times» пишет: «Все бывшие «магдалины» говорили историкам и документалистам, которые у них брали интервью, что они никогда никому не рассказывали о том, что с ними случилось…».

На то было две причины. Во-первых, им скорее всего не поверили бы.

«Груз стыда, – продолжает Гордон, – который несли на своих плечах эти женщины, становился ещё тяжелее от осознания того, что никто не поверит им, если они расскажут, что монахини – это жестокие мучители, а не ангелы-спасители».

Но даже если б свершилось чудо и поверили бы – толку от этого было бы мало. Учитывая приверженность ирландцев христианским «ценностям», всё, что пережили «магдалины», было бы воспринято или как кара за грехи, или как меньшее зло. Меньшее по сравнению с чем? С муками ада. Гордон поясняет:

«Сейчас трудно поверить, но даже во время моего детства люди, которые не были ни глупыми, ни больными на голову, верили буквально в существование адского пламени, которое мучило целую вечность. Если вы действительно в это верите, то вполне можете расценить как добрый поступок то, что девушек запирают в 4-х стенах, иногда даже на всю жизнь, повергают их унижению и угнетению, для того чтобы очистить от греха и сделать таким же белым, как простыни, которые они стирают».

При просмотре фильма может возникнуть подозрение: а не слишком ли мрачно Муллан нарисовал картину? К сожалению, опасение это неоправданное. Скорее даже наоборот: действительность была хуже его кинематографического отражения. По крайней мере, так думает Мэри-Джо МакДонах (Mary-Jo McDonagh), ознакомившаяся с христианской любовью в приюте Магдалины. Она провела 5 лет в таком заведении, и неизвестно, сколько провела бы ещё, если б ей не удалось бежать в Англию. После просмотра фильма она сказала: «В приюте Магдалины было хуже, намного хуже, чем это показано в фильме».

Приют Магдалины – это «ирландский ГУЛАГ для женщин»

Другая бывшая заключённая приюта Магдалины – Мэри Норрис (Mary Norris) – провела в приюте Магдалины 2 года. В возрасте 12 лет она, а также все её сёстры и братья, были отняты от матери. Причина этого была в следующем. Её мать после смерти мужа имела связь с соседом, не освящённую «святым таинством брака». Местный священник узнал об этом и, конечно же, не мог пройти мимо такого страшного злодеяния. По его доносу ведомство по защите детей (!) отобрало её, а также всех её сестёр и братьев, и передало их в приюты, дабы защитить от «пагубного влияния».

Побывав несколько лет в различных детских домах, Мэри Норрис была помещена в приют Магдалины. По её словам: «Это был ирландский ГУЛАГ для женщин. Когда выходили в эти двери, вы оставляли позади своё достоинство, свою личность, свою человеческую сущность. Мы были заперты, у нас не было контактов с внешним миром, нам не платили зарплату, хотя мы работали 10 часов в день, 6 дней в неделю, 52 недели в году. Что это, как ни рабство? И всё это делалось во имя любящего бога. Мне хотелось сказать богу, что я ненавижу его.

… Многие люди подумают, чтобы события в фильме были преувеличены, чтобы сделать его драматичнее. Но я говорю вам, действительное положение было в тысячу раз хуже. В фильме есть сцена, когда девушка плачет в спальне, а другая подходит к её кровати, чтобы успокоить. Такого никогда не случилось бы в действительности. Нам запрещали любые личные разговоры. Далее, в фильме девушки не отрезаны полностью от внешнего мира, и даже общаются с людьми, которые не живут в приютах. В действительности мы были совершенно отрезаны от внешнего мира. Вы не могли видеть ничего, кроме неба».

«Я могла стерпеть побои – боль проходит через некоторое время. Но трудно пережить эмоциональную боль, когда тебя постоянно унижают, говорят, что ты плохая, что ты грешница и должна каяться… Я до сих пор не могу оправиться от этого».

«Хотя у меня нет доказательств, но я уверена, что некоторые девушки совершили самоубийство… Бывало, утром обнаруживалось, что какая-то девушка исчезла, и никто не говорил нам ничего о ней».

«Ночами, когда я не могла уснуть, я шла в туалет с окном вверху и смотрела на луну и звёзды. Я думаю, это позволило мне не сойти с ума».

Мэри Норрис повезло: её тётя из США добилась освобождения и Мэри, и всех её сестер и братьев. В противном случае она могла бы сейчас лежать в одной из безымянных могил.

Очевидцы уверяют: действительность была хуже ее отражения в кино

Я бы не хотел, чтобы эти строки воспринимались как антикатолические. Напротив: я полагаю, что из всех христианских церквей католическая – самая лучшая (ну или скажем так: наименее плохая). Католическая церковь признала эволюцию, признала неправоту в деле Галилея и по многим другим вопросам. В католической церкви имеется такое положительное (не побоюсь этого слово – превосходное) явление, как теология освобождения. По всем параметрам католическая церковь стоит несравненно выше и православной церкви, и эфиопской, и несторианской, и всего легиона протестантских церквей, сект и секточек. И если даже католики могли творить такое, то дай волю православным – всё общество станет прачечной имени Магдалины. Если это утверждение покажется кому-то чрезмерным, то советую ознакомиться с речами и писаниями таких православных борцов за нравственность, как Чаплин и Фролов.

Почему в Ирландии стало возможным такое парадоксальное и бесчеловечное явление? На то были причины исторического и политического характера. В течение столетий Ирландия была жертвой самого бесчеловечного колониального угнетения со стороны Англии. Всё это время католическая церковь была утешением, зачастую – единственным утешением, для миллионов ирландцев, вся жизнь которых колебалась между крайней нищетой в благополучные годы и смертью от голода в неблагополучные. Католическая церковь приобрела в глазах ирландцев громадный, непререкаемый авторитет. И когда Ирландия стала независимой, католическое духовенство злоупотребило этим авторитетом.

Далее. После того, как ирландцы завоевали независимость, встал вопрос: что дальше? Ограничится ли заменой чужеземных эксплуататоров на своих, родных, или вести борьбу дальше, за создание общества, не предусматривающего наличия эксплуататоров? В Ирландии возобладали сторонники первого варианта – в том числе благодаря поддержке церкви. Буржуазия и государство получили неоценимую помощь от католической церкви, и честно отблагодарили за эту услугу: католической церкви был предоставлен контроль над обществом и полное своеволие в стенах своих церковных заведений. В частности, если девушка сбегала из приюта Магдалины, то полиция возвращала её обратно. Также было совершенно невозможно или немыслимо, чтобы какая-то из заключённых подала в суд на церковь.

Сейчас, когда православная церковь жаждет спасать общество от морального упадка, будет полезно посмотреть, к чему привела подобная забота о нравственности в той стране, где католическая церковь – значительно более цивилизованна, чем православная, – имела возможность поучать людей, как им нужно жить.

Награды фильма:

«British Independent Film Award» за лучший актёрский состав (2003).

«Audience Award» на Люблянском международном кинофестивале, 2002.

«MEDIA Prize» фестиваля «European Union MEDIA Prize», вручён режиссёру Муллану, 2003.

«London Critics Circle Film Awards», 2004 год, – приз лучшему британскому режиссёру года и лучшему британскому фильму года.

«Audience Award», 2003, «Los Angeles IFP / West Film Festival»

«Audience Award», 2003, «Nantucket Film Festival», лучший художественный фильм – Питеру Муллану.

Приз за свободу самовыражения, «National Board of Review», 2003.

«Jury Award», 2003, «Newport International Film Festival», Питеру Муллану за лучший художественный фильм.

Political Film Society, США, 2004, приз в разделе «Права человека».

Приз «San Diego Film Critics Society Awards», 2003, Питеру Муллану за лучший сценарий.

Приз за фильм-открытие, «Toronto International Film Festival», вручён Питеру Муллану, 2002.

«Золотой лев» Венецианского кинофестиваля, 2002, Питеру Муллану.

Ссылка для бесплатного скачивания:  http://rutracker.org/forum/viewtopic.php?t=2964022

Leave A Comment

НАША КНОПКА

ГАСЛО: Головний аналітичний сайт